Партнеры

РАМС
МИД
Россотрудничество
ИнПГО
Деловые новости

Россия и Азия - притяжение и отталкивание (главы 5-6)

Пятая и шестая главы статьи нашего эксперта Александра Афанасьева под названием «Россия и Азия: притяжение и отталкивание?» из его книги «Смысл и предназначение России». 

5 глава

В сопоставлении с Востоком современная Европа предстаёт в глазах наших западников не только примером для безусловного гражданско-нравственного подражания, но и некоей доброй беспомощной старушкой, нуждающейся в нашей поддержке, опеке и защите от недоброго и агрессивного Востока. «Сейчас Восток, — авторитетно рассуждает почитаемый на Западе российский писатель Владимир Сорокин, - энергичнее и витальнее Запада. У Европы нет больше никакой экспансии. Она сама нуждается в помощи. А Восток энергетически активен и готов осваивать новые пространства». Восток выглядит у Сорокина не только более активным, но и подаётся как потенциальный агрессор, готовый «осваивать» не только Европу, но и весь мир. Подчёркивая исключительное миролюбие Европы и говоря, что сегодня в российской Восточной Сибири китайцы хозяйничают как у себя дома, Сорокин не просто передёргивает факты, но явно преследует цель как можно крепче привязать нашу страну к благородной и безобидной «старушке» - Европе и побольнее уязвить наше самолюбие, сталкивая нас с «азиатом»-Китаем.

Даже такой самодостаточный аналитик, как Леонтий Бызов, не удерживается от сползания в эту накатанную российскими либералами колею враждебного отношения к Востоку, заявляя, что Восток, с его культом коллектива, подавлением личности, патриархальной семьёй, становится и культурно, и социально всё более чужд современному россиянину. При этом он явно противоречит реальным фактам, свидетельствующим о всё большем сближении, особенно в последнее время, России с восточными государствами и народами.

Несомненно то, что Восток и Запад, Азия и Европа резко контрастируют друг с другом в поведенческих стереотипах, в манере речи, в культуре и формах духовного самовыражения. Но применительно к России европейцы и азиаты на протяжении практически всего минувшего тысячелетия действовали удивительно сходным образом, который можно определить как сущностно азиатский. Иван Ильин говорит о «вечном нажиме презрительно-завистливой Европы и вторжениях хищно-погромной Азии». При этом Азию он характеризует крайне нелестными словами, а для характеристики Европы тщательно подбирает выражения.

Но нажим Европы был не только презрительно-завистливым в моральном отношении, но и слишком часто проявлялся на Российской земле по-азиатски хищнически и погромно. К тому же агрессивные вылазки Европы и Азии на территорию России происходили нередко не только синхронно по времени, но и в тесном союзничестве друг с другом. Описывая события XV века, либерально мыслящий советский историк Александр Зимин в своей книге упоминал, что в состав «силы» Великого князя Литовского, двинувшегося на завоевание Новгорода, кроме собственно литовцев, входи ли европейские наёмники (немцы, чехи и волохи), а также татары хана Улу-Мухаммеда. В Крымской войне 1853-1856 годов, как известно, в коалиции с Британской и Французской империями против России активно действовала Османская империя. Во Второй мировой войне союзником фашистских Германии и Италии была милитаристская Япония, мечтавшая о присоединении российского Дальнего Востока.

Внутри самой России мы тоже наблюдаем удивительную синхронность и совпадающий параллелизм в активизации деятельности прозападных радикал-либералов и так называемых восточных фундаменталистов, воплотивших в себе наиболее крайние черты азиатчины. Иван Ильин верно подметил, что «в русском либерале XIX века дремал сентиментальный анархист». Весьма показателен в этом плане пример видного российского правозащитника Сергея Ковалёва. Будучи образцовым либеральным демократом и бескомпромиссным борцом за права человека, он в своём яростном противодействии укреплению российской государственности, по сути, смыкается с враждебными России силами, вставая на сторону чеченских фундаменталистов-сепаратистов в так называемой Чеченской войне и на сторону грузинского руководства — в российско-грузинском вооружённом конфликте 2008 года. В устах радикал-либерала Сергея Ковалёва один из наиболее агрессивных предводителей чеченских боевиков Шамиль Басаев выглядит «современным Робин Гудом с гранатомётом». Вполне естественно, что в ослабленном российском государстве переизбыток элитарной либеральной демократии создаёт благоприятную среду для рецидива в стране азиатчины, причём в самых уродливых формах. К ним следует в первую очередь отнести множащиеся в столице и российской провинции так называемые «разборки» на национальной почве с применением холодного и огнестрельного оружия, стыдливо подгоняемые властями под хулиганские действия.

На этом же либерально-попустительском фоне становятся возможными и провокационные масштабные националистические демонстрации с явным рецидивом провокационной азиатчины. В таковую, например, вылилась радикально-фундаменталистская манифестация, связанная с празднованием в России в сентябре 2010 года мусульманского Ураза-байрама. Как свидетельствует пресса, в Москву 9 сентября на богослужение в Соборной мечети прибыли 55 тысяч верующих. Молитвы совершались прямо на проезжей части столичных улиц. Молодёжь организовала шествия с криками «Аллах Акбар!». Забой жертвенных животных производился публично, в том числе на глазах у детей. Не менее варварской выглядела двумя годами позже и кощунственно провокационная акция ортодоксально-прозападной группы Pussy Riot в главном православном соборе столицы, глубоко оскорбившая чувства верующих христиан. Акции разные, но суть их одна и та же — чистой воды азиатчина, стирающая различия между реакционными силами Востока и Запада в их отношении к России и русским россиянам.

6 глава

Россию часто сравнивают с Византией. Более того, Россия иногда считается преемницей Византии в государственном строительстве, в политико-дипломатических отношениях с азиатскими государствами, в культурных традициях и духовной сфере. Однако в связи с нынешним своим акцентированным либеральным курсом Россия может не только усилить своё сходство с поздней Византией, но и повторить её печальную судьбу. Исраэль Шамир писал: «Её (Византию. - А. А.) разрушили не турки, а неолибералы: турки просто подобрали обезлюдевшую сельскую местность». Эти слова убеждённого критика западного либерализма можно было бы отнести к тенденциозному осовремениванию византийской древности. Но они вполне подтверждаются и профессиональными историками, причём из сочувствующего либералам лагеря. «Положение Византийской империи, - писал в 1970-х годах советский историк Александр Зимин, — в это время (1430-е годы. — А. А.) было плачевным... В борьбе с турками византийские императоры вступили в переговоры с римским папой о соединении церквей (унии). В сближении с Западом была заинтересована и часть византийской интеллигенции, затронутая гуманистическими веяниями». Либерально настроенный Александр Зимин о плачевном состоянии Византии и гуманистических веяниях в среде византийской интеллигенции констатирует бесстрастно, как бы через запятую, не увязывая одно с другим. Но мы, современники пышного расцвета западнического радикал-либерализма в нашей стране, не можем закрывать глаза на тесную взаимосвязь этих явлений и на то, что либерально трактуемый «демократизм» не только размывает основы российской государственности, но и намеренно сталкивает Россию в трясину хаотического, неуправляемого существования и разбалансированного упадка. Если при этом трезвыми глазами взглянуть на старушку-Европу, особенно с учётом сербо-косовских, иракских, афганских и ливийских событий, то напрашивается вывод, что и сегодня европейский Запад методами аффектированно-агрессивной собственной азиатчины, по сути, капитулянтски готовит почву для передачи не только России, но и всей европейской территории современным «туркам» — Востоку как таковому.

Сопоставляя Запад и Восток и их отношение к России, я хотел выразить мысль, что балластом российского развития являются вовсе не Восток и даже не Азия как таковые, а некое явление азиатчины, представляющее собой пережиток далёкого прошлого, в котором принцип спасительного выживания государств и народов базировался исключительно на яростной силе и непревзойдённом лукавстве. Но если быть предельно объективным, то следует признать, что сами по себе ни Восток, ни Запад, а следовательно, ни Азия, ни Европа не были и не могут быть балластом в поступательном развитии России и мира в целом. Скорее они являлись и продолжают оставаться некими уравновешивающими балансирами российского и общемирового развития, в чём-то замедляющими, а в чём-то и ускоряющими его ход. К подлинному балласту, несомненно, следовало бы отнести именно азиатчину, которая временами очень бросается в глаза своими очевидными атавизмами. Но в этом случае не надо закрывать глаза и на серьёзные изъяны так называемого западничества, которое на Украине в среде российских соотечественников получило меткое название «западенство». Это крайне агрессивное течение мысли и духа, базирующееся на непоколебимом убеждении в непогрешимости Европы и Запада и их несомненном превосходстве над Азией и Востоком. Причём символический «восток» — объект откровенного презрения и неконтролируемой ненависти - начинается для ортодоксальных «западенцев» не с Уральских гор и даже не с границы Украины с Россией, а буквально с соседней области, лежащей чуть восточнее Львовщины. Если приравнять европейский вечный нажим на Россию к непрерывным в течение многих веков азиатским вторжениям на российскую территорию, то выяснится, что, по сути, между ними нет особой разницы.

В самом существе понятий акцентированного западничества и ортодоксальной азиатчины очень много общего, смыкающегося. И объясняется это весьма просто. Снобистский рассудочный псевдогуманизм западничества и жестокосердое лукавство азиатчины имеют один и тот же корень - аффектированную цивилизованность и агрессивную цивилизационность. Они же, в свою очередь, образуются путём вымывания и вытекания из твердеющей и костенеющей цивилизационной формы её подвижной и неуловимо летучей культурной и духовной составляющей.

В случае допущения человечеством открытого столкновения западноевропейской и восточноазиатской цивилизаций, думается, исход подобного планетарного конфликта уже изначально предрешён. Вне всякого сомнения, в выигрыше окажется именно восточноазиатская цивилизация. И дело вовсе не в том, что Восток намного перевешивает Запад огромной численностью своего населения. Запад сегодня обладает такими гигантскими средствами массового истребления человеческого «материала», что легко лишит Восток этого его преимущества. Важнее другое. Столпами Востока являются такие исторические гиганты, как Китай и Индия, сила которых таится в их неистребимом многотысячелетнем культурном наследии, давно уже превратившемся из достояния узкого слоя элиты в культуру масс - общенародную культуру. Именно эта пронизанность восточноазиатской цивилизации устойчивой общенародной культурой делает цивилизацию на Востоке гибкой и постоянно обновляемой.

Запад, наоборот, при всём его музейно-туристическом, чисто внешнем культурном блеске, внутренне всё больше деградирует. Его культура, всё более утончённая и изысканная, стремительно сужается и бесследно растворяется в узком слое элиты, погрязающем в цивилизационном комфорте и духовном сибаритстве. Исключительная слабость западноевропейской цивилизации состоит в её культурно-духовной пустотелости. При её таранном столкновении с внутренне цельной восточноазиатской цивилизацией она мгновенно расколется и разлетится в пух и прах. Единственный её шанс на спасение - избежать лобового столкновения, опомниться, глядя на набирающий силу Восток, и начать новый виток своего духовного и культурного возрождения. Бездуховной и культурной составляющей как западная, так и восточная цивилизации неизбежно начнут откат в варварство и азиатчину, возвращая человечество к безжалостно лукавым временам Древнего мира.

Анонсы

Сентябрь 2014 – март 2015 года
В настоящее время РАМС ведет работу по продлению реализации проекта на второе полугодие 2014 года, охватив Казахстан, Киргизстан, Таджикистан, Азербайджан, Сербию и Грецию. [читать далее]







Фотогалерея